Грузия – Россия: вчера, сегодня, завтра…

В Санкт-Петербурге вышла брошюра. Это первое и пока единственное легальное печатное издание, отражающее события августа 2008 года и всю историю взаимоотношений Грузии и России иначе, чем сегодня это преподносится российскому читателю.

Издать брошюру было очень сложно: надо было уговорить издателя принять заказ. Многие отказывались из страха за возможные последствия – самоцензура. Так что произошёл некий прорыв в «информационном теле России».

Все стороны, принимающие участие в этом издании, исходили из убеждения, что с точкой зрения и анализом авторов можно не соглашаться, но демократия и свобода слова предполагают необходимость существования альтернативных мнений и свободу выбора читателя.

Издание осуществлено по заказу Санкт-Петербургского регионального отделения политической партии «Российская объединённая демократическая партии «Яблоко», при информационной поддержке «Новой газеты в СПб» и ООО «Медиа. СПб».

Грузия – Россия: вчера, сегодня, завтра…

Малхаз Жваниа, 02.02.2009

События последних месяцев вынудили меня взяться за написание этой небольшой статьи. При всех трагических сложностях российско-грузинских отношений, самое время попытаться понять, каковы были эти отношения на протяжении веков и как эта вереница десятилетий, насыщенных отнюдь непростыми взаимоотношениями, отзывается в наше время? Какая психологическая, если угодно ментальная, основа движет нынешними политиками по обе стороны Кавказского хребта?

Надеюсь, читатель согласится, что России и Грузии, впрочем, как любым соседям, жизненно необходимо знать все друг о друге, понимать чаяния соседа и тогда это было бы залогом ещё одной (возможно удачной), попытки восстановления так необходимого всем добрососедства или, на худой конец, уравновешенных взаимоотношений.

Непростое вчера

Грузия, эта та самая страна, где, согласно мифологии, был прикован Прометей и откуда греки похитили золотое руно, а Ясон увез Медею. Эта страна, о которой ещё в VI в. до н.э. писал Гекатей Милетский и после него Геродот, Помпей, Страбон… Из известных в мире четырнадцати алфавитов – один грузинский.

В маленькой стране её история находится рядом с человеком, она окружает его, она часть его. Это сохранившиеся места событий, вещи, даже, пока ещё живые свидетели. В эту историю можно окунуться, соприкоснуться с ней, потрогать её. В маленькой стране историческим мифам тесно, величие исторических событий и подвиги героев теряют помпезность, становясь просто документальным наследием, утрачивая исторический блеск и покрываясь патиной повседневности, что, повторюсь, делает их незыблемо реальными и достоверными. Таким образом, грузины, в значительной мере лишены потребности в сакральном, в ощущении трепета и восторга от сознания значимости собственной истории и психологически не испытывают жажды поклонения своему прошлому – оно ведь как часть их быта.

Присоединение Грузии к России проходило весьма болезненно. Советские учебники истории умалчивали о многочисленных восстаниях крестьян совместно с мелким дворянством, о заговорах крупного дворянства и аристократии и солидарности с ними народа.

Две разные культуры, два разных уклада жизни, разная психология были зачастую не просто отличными друг от друга, но входили в бескомпромиссное противоречие. Достаточно перечислить такие особенности, как, например, то, что до воссоединения с Россией грузины вообще не были знакомы с российской традицией телесных наказаний, не знали розг и, следовательно, не могли себе представить, как может христианин сечь христианина, тем более нагого. Не знали они и о возможности насилия хозяев над деревенскими девушками. Просвещенная и цивилизованная Россия всё это принесла с собой, посеяв в народе чувство глубокого унижения, оскорбления и, естественно, протеста. До воссоединения крестьяне, как и все остальные сословия, носили кинжалы. Слегка облегчённая копия античного меча – кинжал, служил долго и передавался от отца к сыну, из поколения в поколение. Кинжал был для грузина не просто оружием и частью костюма. Кинжал нёс скрытую, ментальную смысловую нагрузку – знак зрелости мужчины (фаллическая символика). Законы Российской Империи запрещали простому люду ношение оружия – произошла как бы кастрация народа. Такими «безобидными» методами глубокой психологической ломки происходила трагическая ментальная деформация.

У народа, чья история сплошь соткана из набегов иноземцев, освободительных войн и восстаний против завоевателей – словом, борьбы за свободу, веру, родной язык, жизненный уклад, традиции – очень крепка историческая память.

В 1783 г. между Россией и Восточной Грузией был заключён Георгиевский Трактат, по условиям которого Российская Империя брала под своё военное покровительство объединённое восточно-грузинское царство, оставляя при этом в неприкосновенности существующую монархию рода Багратионов и весь государственный уклад. Однако Россия нарушила условия трактата и в 1801 г. аннексировала это царство, что означало владение всей восточной Грузией.

Позднее Россия постепенно присоединила и западную Грузию, упразднив тем самым почти трех тысячелетнюю грузинскую государственность. Русская православная церковь, как составная часть Российской Империи, лишила церковь древней православной страны её автокефалии (церковной независимости) на весьма длительный срок – с 1811г. по 1917г. – почти смертельный удар по национальному самосознанию грузин. Ведь Христианство в этой стране появилось в I веке. Эта, страна, где апостол Симон Канонит встретил свою смерть. На месте его убийства возведена церковь св. Симона Канонита в современном Новом Афоне. Эта страна, где проповедовали апостол Варфоломей и апостол Матфий, избранный апостолом вместо Иуды и где Андрей Первозванный основал первую Грузинскую Епархию.

Здесь ступала нога Иоанна Златоуста. Он также был похоронен в Грузии, близ Сухуми. В 325 г. на Никейском Соборе уже официально присутствовал посланник этой страны, эпископ Бичвиндский, Стратофил. А в 337 году Христианство было признано государственной религией. Конечно, лишение грузинской церкви автокефалии было сильным ударом по самоидентификации грузин.

Окончательное присоединение всех грузинских земель формально завершилось в 1864 г., после упразднения Россией в разные годы всех грузинских владетельных княжеств (Гурийского, Менгрельского, Абхазского). Это было первым завоеванием Грузии Россией.

Долгожданное освобождение из объятий Российской Империи Грузия получила в 1917 г. Советская Россия признала суверенность и независимость соседнего государства (заключив 7 мая 1920 мирный договор с Грузией, в котором хватало оптимистичных формулировок о содружестве и добрососедстве), наладив с её демократическим правительством дипломатические отношения.

Независимая Грузия пережила демократический бум, сопровождающийся заметным подъёмом, как в экономике, так и в науке.

25 февраля 1921 г. этому пришёл конец – красная армия с нескольких сторон вероломно вторглась в Грузию. На могилах погибших грузин, защитников родины, советская власть, разрушив церковь, воздвигла т.н. Дом правительства. Это было вторым завоеванием Россией независимой Грузии.

Помнит ли о завоеваниях свободной Грузии ее народ? Безусловно.

Советская власть как бы невзначай попирала историю Грузии, стараясь изъять из неё всё, напоминающее независимость, стремление к свободе… Происходило это бездумно, волюнтаристски – по-хамски. Что мог испытывать народ, хорошо знавший, свою историю? Ментальность народа – одновременно простой и запутанный клубок переплетающихся между собой представлений о нравственности; знаний своей истории; наличия своей этики, морали, эстетики; сохранение родного языка и культуры, всей «громады» древних традиций, исторических комплексов и, наоборот, причин гордости. Словом всего, что трудно или легко сочетается с прошлым.

Сделать карьеру в метрополии считалось не просто выгодным и престижным, но подсознательно таило в себе ощущение некоего реванша за попранную независимость, таило ощущение своеобразной мести за унижение родины, превращённой в периферийную колонию. Подсознательное удовлетворение комплекса порабощённости подтверждается ещё и тем, что на протяжении всего советского периода системе так и не удалось привить грузинам ценностное понятие СССР. Всё, что имело отношение к советской империи – законы, диктатура Коммунистической партии, экономический уклад, границы, Конституция, служба в армии – воспринималось как навязанная система отношений, как правила игры, которые необходимо было соблюдать (или, если это удавалось, увиливать от них), ради выживания. Примечательно, что в Грузии относительно решений государственной важности или событий, которые неминуемо должны были нести за собой перемены в жизни жителей Грузии, говорилось с явным отстранением, с подчёркнутым употреблением местоимения «они», с разными интонационными оттенками в голосе от безразличия до скорби, но при этом с неизменной нотой роковой неизбежности.

Справедливости ради заметим, что грузинам весьма удачно удалось мимикрировать. По сравнению с другими союзными республиками Грузия держала первое место по количеству членов партии в процентном соотношении, как и по малому количеству призывников на военную службу, также в процентном соотношении.

Но так ли без «потерь» просуществовали грузины в составе СССР? Конечно, нет – не могли. I съезд РСДРП имел в истории российской социал-демократии исключительное значение. Он впервые создал знаменитое учреждение, которое впоследствии создало целую эпоху – Центральный Комитет.

Еще со времен Аристотеля были известны три главных формы правления – автократия, аристократия (олигархия) и демократия. Последующая история правовой мысли и практики государственных образований почти двух с половиной тысяч лет не внесла в эту классификацию каких-либо существенных новшеств. И только в начале XX века, в связи с захватом государственной власти в России большевиками, появилась новая, доселе неизвестная четвертая форма правления – коммунистическая партократия, которая на протяжении нескольких десятилетий господствовала в четырнадцати странах на трех континентах, охватывая более трети населения всего земного шара. Могла ли патриархальная, маленькая Грузия противостоять этой чуме двадцатого века? Конечно, нет.

Большевизм, как чисто российский специфический продукт, уничтожил для советского общества, и Грузия конечно не исключение, перспективу эволюционного развития (единственно нормального пути, по которому двигается весь цивилизованный мир). Большевизм упорно лепил новую ментальность, создавал традицию революционно скачкообразной направленности и развития во всем: в экономике, политике, науке… И всё же грузины сопротивлялись. Основой этого упорного противостояния суровой действительности была их ментальность.

Населению России было гораздо трудней – его ментальность неуклонно менялась. Основой этих изменений была имперская традиция и, в конце концов, процесс внутреннего перерождения окончательно изменил Россию, создав в россиянах новый тип человека с иной ментальностью. Именно эта, доселе неизвестная человечеству новая ментальность и порождает послушно агрессивное большинство, революционизм, который, в отличие от эволюционизма, толкает к губительной тактике переворотов, завоеваний, колонизации – войны в той или иной её форме, но всегда войны с неминуемыми человеческими жертвами.

Суровое сегодня

Чрезмерная самостоятельность или просто упрямство соседей заставляет российских политиков и по сей день пытаться следовать старой, но привычной, имперской стилистике и политике в отношении закавказских республик. Время СССР и вместе с ним российские политические традиции умирают медленно и мучительно. И в этом нет прямой вины сегодняшней власти, ибо и в этом случае, увы, действует ментальный эффект отторжения «непонятной» проблемы другого менталитета, чужой и незнакомой исторической, генетической памяти и т.д.

Неосознанное стремление российской власти, её дипломатии предельно упрощать все проблемы с Закавказьем как единым геополитическим регионом, неизбежно будет приводить Россию к стратегическим проигрышам. На самом деле политические взаимоотношения, если их внимательно изучить, есть (наравне с разными объективными геополитическими интересами) суть противостояние, национальных менталитетов. Это, как правило, определяет конечный исход спора и противостояния. Ведь ментальность нации формируется в результате многовековой закалки и адаптационной способности к новым историческим, политическим, экономическим и прочим условиям. Всё это и выявляет «победителя», или, если угодно, того, на чьей стороне т.н. историческая правда.

Природные условия, быт, ход исторических событий, традиции и даже лингвистические особенности языка формируют менталитет народа, генетику его поведения и многое другое. Исторический же опыт как бы шлифует эту ментальность, доводя ее до определенной степени национального самосознания. И политики, порой сами того не замечая, неосознанно создают долгосрочные политические сценарии в соответствии с канонами и правилами своей генетической (поведенческой) памяти и своей ментальной «цензурной коррекции».

Российский же менталитет (так уж сложилось исторически) «не любит» вникать в национальную, этническую дифференцированность. Она ему не понятна, она ему претит, так как подразумевает некий интеллектуальный труд. А необходимость интеллектуально напрягаться, корректируя свое отношение и поведение – раздражает, толкая на крайне упрощенное прочтение проблем – психологически так проще. Это часто приводит в России к этнической, национальной нетерпимости.

В идеологии и политике русский социализм, большевизм – советская власть, нашла почти идеальный способ потакать этой ментальной лени, декларируя всеобщее братство и низводя все этнически-национальное до некой экзотической забавности. Такой примитивизм опасен. Национально-государственные обиды очень живучи и долговечны. Если ими пренебрегать в течение десятилетий – они приобретают ментальное качество, переходя в категорию народной, исторической памяти.

За последние пятнадцать лет Российские политики «умудрились» не только пренебречь старыми обидами, например Грузии, но и приумножить их недальновидной, неуклюжей, а порой и откровенно агрессивной политикой.

К слову сказать, руководящая роль российских спецслужб в зарождении т.н. «абхазского» и «юго-осетинского» сепаратизма, а за ним и конфликтов, по сей день категорически не обсуждаемая тема ни российскими СМИ, ни российской властью или какой-то частью общества. Это не прибавляет очков России в грузинском общественном мнении. Крайне неуклюжая и лишённая какой либо дипломатической корректности, позиция России по вопросу транспортировки азербайджанской нефти, еще раз выставила её в весьма неприглядном виде, напомнив лишний раз Грузии, что её северный сосед не самый надёжный и не очень доброжелательный партнёр. О событиях в Чечне и бесконечных мелких провокациях и упреках России в адрес Грузии и говорить не приходится. «Венцом» же недальновидности и примитивизма явились события августа 2008 года. События эти имеют свою историю и это нельзя не отметить отдельно.

Пятнадцать лет российские миротворцы сидели в двух грузинских конфликтных регионах, выполняя по сути задание Кремля: ничего не предпринимать для разрядки ситуации; не допускать, даже малейшей, возможности примирения; исключить любой шанс возвращения беженцев; психологически «развернуть» оставшихся в этих регионах людей на позиции нетерпения к Грузии и, параллельно, внедрять в их сознание ностальгию по СССР, т.е., надо понимать, по России.

Эти пятнадцать лет имперской политики России и чрезвычайно вредного для грузинской государственности присутствия российских «миротворцев» заставили Грузию активно искать возможность замены российских «миротворцев» на международные смешанные миротворческие силы, а также искать и новых союзников. Россия была возмущена и разгневанна такой «неблагодарностью» грузин. Так Грузия поневоле стала для России своенравным, непокорным, неблагодарным и коварным соседом – стала врагом…

С мая месяца 2008 года Грузия жила в ожидании декабря, когда решится многое в её судьбе – вопрос реальной возможности вступления в НАТО. Главнейшей задачей для Грузии на этот период было: максимально улучшить переговорный процесс с непризнанными т.н. «республиками», ещё больше прилагать усилий для их интеграции в экономической и социальной сферах и, главное, не допустить напряжённости с применением военной силы.

У России задача была совершенно иной: к декабрю подпортить Грузии репутацию, спровоцировать её на агрессивные действия, и к зиме создать у членов НАТО образ недемократической, агрессивной страны с диктатором-президентом.

В конце июля – начале августа начались обстрелы грузинских сёл со стороны сепаратистов. «Миротворцы» упрямо и беспардонно утверждали, что это не сепаратисты, а сам зловредный грузинский режим и когда провокации стали невыносимыми, Грузия решила навести конституционный порядок на своей законной территории.

Россия добилась своего – провокация «сработала» и дала ей (правда с грубейшим нарушением Устава ООН) «возможность» военного вмешательства с применением танков, тяжёлой артиллерии и авиационными бомбёжками всей страны… Проявилась известная традиция – так Российская Империя и СССР всегда крайне жёстко расправлялись с непокорными…

Могла ли Грузия и в этот раз не поддаться на откровенную провокацию? В стандартном, если угодно, классическом понимании правил ведения международной политики – конечно должна была стерпеть, закрыть глаза и громко пожаловаться всему миру. Так почему она этого не сделала?

Для этого надо знать, что представляет собой Грузия сегодня с точки зрения внутриполитической ситуации и состояния всего общества.

Во-первых, в отличие от России, все политические партии и политически значимые общественные организации солидарны и едины только в одном вопросе: Сухуми и Цхинвали неотъемлемые части Грузии и здесь любые уступки или компромиссные решения исключены; можно обсуждать только автономный статус этих регионов, но только как субъектов единого и неделимого государства.

Во-вторых, опять таки в отличие от России, в Грузии существует общественное мнение. Оно весьма влиятельно и придирчиво контролирует политику власти.

А общественность, за эти пятнадцать лет откровенно устала от мнимой игры России в миротворчество. Более того, общество стало трезво осознавать, что такой огромный срок не просто роковая «историческая пауза, возникшая сама собой», а целенаправленная политика России – «вспрыскиваемый в тело Грузинского государства яд», отравляющий его и ведущий к его (государства) деградации и «неизлечимой инвалидности».

На таком фоне накопившегося общественного раздражения и даже, я бы сказал, отчаяния, августовские провокации оказались последней каплей – не реагировать или довольствоваться по сути ничего не меняющими протоколами международных наблюдателей – для грузинской власти было совершенно невозможно.

Когда к событиям подключился весь цивилизованный мир и состоялись челночные передвижения Николя Саркози между Москвой и Тбилиси, когда были уже подписаны соглашения о прекращении огня и отводе войск, будет ли Кремль продолжать попытки развития, на свой, советско-большевискмй лад, сценария, скажем, Сербии? В той или иной форме, безусловно будет. Это в советской традиции: гнуть свою линию до последнего, даже если это выглядит как паранойя.

Поиск доказательств этнических чисток и геноцида, предание суду виновных, о чём без умолку твердит с 8-го августа российская пропаганда, несомненно, необходимо. Но начинать следует с самого начала, например с уже существующей доказательной базы – документов и свидетельств по Абхазии, собранных Грузией для международного суда в Гааге и ждущих судебного разбирательства вот уже пятнадцать лет. Приведу лишь ничтожную их часть:

В Сухуми более четырехсот мирных жителей, грузин, были согнаны в парк имени Курченко и расстреляны. Там же была изнасилована и убита девочка-грузинка, ее труп разрезан надвое и на нем сделана надпись по-русски: «Как не соединить части этого трупа, так не объединить Абхазию с Грузией».

При нападении на семью начальника Гагрского курортного управления, абхазские и чеченские боевики сначала публично изнасиловали, а потом отрубили голову его дочери. После долгих надругательств обезглавили и его жену, и в завершении убили его самого и четверых гостей.

В селе Багмарани Гульрипшского района сепаратистами был назначен комендантом некто Отар Чамагуа. Свою служебную «деятельность» он начал с убийства собственной жены-грузинки, единственного ребенка и тещи, после чего приступил к физической расправе над десятками мирных односельчан-грузин.

Некий Юрий Кварчиа в селе Адюбжа Очамчирского района 17.09.95г. ворвался с боевиками в семью грузин и на глазах у родителей они разорвали на железных прутьях ограды двух малолетних детей, после чего родителей увели в неизвестном направлении, а их невестку и ее гостью убили во дворе.

При вступлении в село Ахалдаба абхазские сепаратисты убили множество малолетних детей и молодых женщин. Остальных согнали на сельский стадион и расстреливали по одному. Детей старше шести лет насиловали, отрезали головы. На некоторых надевали автомобильные шины и поджигали. Было убито до 60-ти женщин. Всего в селе лишено жизни до 400-т мирных жителей.

Во время исполнения своих служебных обязанностей сепаратистами было казнено более восьмидесяти врачей, большинство из убитых медицинских работников составляли женщины.

После прекращения боев в Сухуми, 27 сентября, подверглись пыткам и были расстреляны без суда Председатель Совета Министров Абхазской автономной республики, другие представители правительства, администраций, десятки других должностных лиц из разных городов.

Сепаратисты, а также беспрепятственно пропущенные Россией через свою границу чеченцы и казаки, убили более двухсот педагогов, из них более шестидесяти женщин… Далее нет смысла продолжать.

Сегодня поимённые списки и документальные свидетельства – неопровержимые доказательства о тысячах замученных существуют по всей провинции, включая отдельные поселения и мелкие деревушки.

Конечно, должны быть исследованы и факты снабжения сепаратистов оружием, но главное – боевого участия в абхазском конфликте на стороне сепаратистов России: её военно-воздушных сил, Псковской дивизии, элитного военного соединения «Тапир», состоящего из офицеров; казацких формирований из Приднестровья, чеченских боевиков под началом Басаева, т.н. рижского ОМОН-а, армянского батальона им. Баграмяна.

Будет ли к таким расследованиям готова Россия? Сомневаюсь…

Сегодня в России звучат разные версии по поводу причин и мотивов российско-грузинского военного конфликта августа 2008-го. Возвратиться к этому ещё раз необходимо, так как любая версия должна подтверждаться, во-первых, какими либо фактами и, во-вторых, определённой логикой, подтверждающей эту версию.

Российские политологи и эксперты с разной долей убедительности развивают в основном две версии. Именно эти две необходимо рассмотреть, не отвлекаясь на многочисленные «вариации», отталкивающиеся от этих основных двух:

Первая версия. По предварительной договорённости с США, Грузия сделала попытку молниеносной маленькой войны, пока мир был отвлечён Олимпийскими играми. Здесь необходимо задаться двумя вопросами:

1) Зачем это было нужно Грузии?

С мая месяца сего года Грузия жила в ожидании декабря, когда решится многое в её судьбе – вопрос реальной возможности вступления в НАТО. Главнейшей задачей на этот период для Грузии было: максимально улучшить переговорный процесс с непризнанными т.н. «республиками»; прилагать усилия для улучшения интеграции с Сухуми и Цхинвали в экономической, социальной сфере и, главное, не допустить, по возможности, напряжённости – ведь к декабрю Грузии необходимо было предстать прогрессивной, миролюбивой, демократической страной.

2) Зачем это было нужно США?

По той же причине: поддерживая Грузию, США как бы несёт ответственность за её репутацию перед всеми членами НАТО, всем цивилизованным миром.

Вторая версия. Ни с кем заранее не договариваясь, Грузия решила самостоятельно добыть себе «очки» и заслужить одобрение как внутри страны, так и в ряде стран запада. Здесь необходимо задаться двумя вопросами:

1) Зачем это было нужно Грузии?

В ожидании декабря, когда решится многое в судьбе Грузии – вопрос реальной возможности вступления в НАТО, Грузии необходимо было предстать прогрессивной, миролюбивой, демократической страной. О какой «самодеятельности», тем более агрессивной, может идти речь?!

2) Могло ли это вызвать одобрение в ряде стран запада?

Если к декабрю Грузии необходимо было предстать перед западом прогрессивной, миролюбивой, демократической страной (таковы требования членов НАТО) – о каком возможном одобрении «агрессивной самодеятельности» может идти речь?! Оставим в стороне, кто кого и как провоцировал – это покажут дальнейшие расследования. Обратим внимание на то, что явно противоречит российским версиям:

1. Задолго до августа 2008 г. (более чем в течение 12-13 лет), тотально «одаривая» абхазов и осетин российским гражданством, не преследовала ли Россия, также и осуществление сценария военной, силовой «защиты своих граждан» на чужой территории? Учитывая, как невероятно изнурительно – крайне трудно, этническим русским, приехавшим из Прибалтики, Украины или Казахстана, получить российское гражданство в самой России, неизбежно приходишь к мысли, что Россия разрабатывала несколько сценариев и в том числе сценарий военных действий по «защите её граждан» за пределами своих границ.

2. Многие годы Россия не воевала так профессионально и грамотно, как в Грузии. Достаточно прочесть небольшой учебник по тактике боя, чтобы понять это. Для основательной подготовки и разработки вариантов боевых действий на всей территории Грузии, достаточно несколько месяцев. Для этого России необходимо было создание плана тактических и оперативных действий на суше, в воздухе, на море, что требовало: дополнительной разведывательной информации по каждому, даже на первый взгляд незначительному объекту; проведение соответствующих военных учений по взаимодействию всех родов войск (такие учения были проведены с 15 июля по 2 августа 2008 г. – маневры «Кавказ 2008» у северной границы Грузии); скрупулёзной корректировки по рельефу местности; подготовка инфраструктуры (В июле 2008 г. Россия закончила восстановление железной дороги в Абхазии, которая в августе была использована для перевозки войск. Тогда же, в июле было сооружено несколько российских военных баз в Джаве – Южная Осетия, и в Очамчире и Гали – Абхазия.

Туда было завезено горючее. В Очамчири были введены российские десантные войска, в Ткварчели установлена дальнобойная артиллерия); под разными предлогами доставка дополнительных вооружений поближе к возможному месту боевых действий (это также было осуществлено под прикрытием якобы необходимых изменений в арсенале российских миротворческих сил, а за два дня до начала конфликта, т.е. с 6-го июля, уже без каких либо «прикрытий» – откровенно и явно Россия начала ввод 150 единиц бронетехники и 20 тысяч живой силы).

3. Действия же грузинской стороны невозможно охарактеризовать как тщательно и главное заранее продуманные и подготовленные. Произошедшее 6-го, 7-го, 8-го августа ясно подтверждает, что Грузия, поддавшись на провокацию, наспех (около недели – ровно столько длилась усиливающаяся провокация России), разработала достаточно примитивный, с военной точки зрения, план ответных действий – время «поджимало».

4. То, что инкриминируют Грузии: разжигание конфликта именно во время Олимпийских игр (расчет на то, что, увлечённая спортом мировая общественность, не отреагирует должным образом), в равной мере можно адресовать и России. Такой вариант более убедителен, если принимать во внимание, что грамотность разработки всех вариантов военных действий непременно и в обязательном порядке подразумевает точный расчёт срока начала военной операции.

Учитывая крайне негативное отношение России к возможности вступления Грузии в НАТО, учитывая горькие уроки бездарных военных кампаний России на северном Кавказе за последнее десятилетие, учитывая в целом её имперские амбиции, думаю, что вышеизложенное может склонить читателя к третьей, наиболее правдоподобной версии.

Туманное завтра

Всё вышесказанное всего лишь небольшой эпизод в многовековой истории взаимоотношений двух стран, двух народов.

Сегодня новые международные условия, в очередной раз, диктуют Российским политикам необходимость осознания того, что их соседи, скажем на юге, ментально совершенно разные и, следовательно, разнятся как по потребностям, внутренним возможностям, стилистике политического поведения вообще и восприятия своего северного соседа – России, в частности. России неизбежно придётся придти к пониманию того, что скажем Грузия, в отличие от Армении, именно на ментальном уровне, несет в себе груз памяти о дважды насильственно отнятой государственности. России также придётся осознать, что общая («объединяющая») характеристика трёх закавказских государств, сегодня определенно ущербна. Рано или поздно, но российским политикам придётся учитывать даже самые тонкие и на первый взгляд незначительные нюансы.

Пока же Россия, пытаясь по старинке играть на внутренних закавказских проблемах (Карабах, Абхазия, Цхинвальский регион), не учитывает одной простой истины, что её ни одна из сторон не воспринимает как истинного партнера, участника урегулирования, дружественного помощника… Такое восприятие северного соседа трёх закавказских государств продиктовано тем самым менталитетом, который российские политтехнологи никак не могут учесть, хотя такой ментальный «ход» южан базируется на простой житейской мудрости: «Россия, по прежнему, имперски ненасытна, коварна, цинична и, к тому же, она геополитически относительно далека, а все остальные (Армения, Грузия, Азербайджан) никуда не денутся и обречены быть близкими соседями всегда».

Смещения «акцентов добрососедства» со стороны России в последнее время, как например заметные потепления (мягко сказано), взаимоотношений с Арменией, и заметная прохлада (очень мягко сказано), в отношении Грузии, на фоне нескрываемой настороженности с Азербайджаном, никого в Закавказье с толку не сбивает. Все три закавказских государства прекрасно понимают и, главное, ментально ощущают, что этот политический расклад временное явление, что это как в покере – так сегодня карта легла и от этого может выиграть только один из трех участников. Но завтра, все может, и вероятней всего, изменится в пользу другого… Северный же сосед отнюдь не участник игры, он что-то иное… Игроков же всегда только трое. Такое видение реалий – многовековой опыт очень старых (по сравнению с Россией, просто древних) народов с огромным опытом государственности, многократно уцелевших в бесконечной, многовековой борьбе за выживание, не только путем вооруженной борьбы, но и за счёт изощренной многовековой дипломатии.

В чём же нуждается российская политика сегодня? В специалистах: экспертах, способных к анализу и прогнозу политических ситуаций сквозь призму истории, психологии, этнокультуры. Без них России явно не хватает дипломатической мудрости; способности политического предвосхищения, технологической тонкости. А пока Россия, по имперской инерции, продолжает оценивать разные политические коллизии как бы следуя поговорке «сила есть – ума не надо», рассматривая зачастую политические «головоломки» в Закавказье как тривиальные беспорядки и смуту, порожденные отсутствием или сильной власти, или общественным разгильдяйством, или чуть ли не национальной склонностью к сепаратизму или терроризму.

Говоря о российской традиции упрощенного видения проблем за пределами своих границ, конечно нельзя не отметить также и упрощенную до наивности и плохо скрываемую Россией, демонстрацию своих притязаний и претензий. И в этом случае российская власть совершенно не стремится брать в расчёт степень восприятия противоположной стороной ее, российской, политики. Таким образом, Россия на деле исключает из своей практики реальное партнерство, предоставляя всем участвующим сторонам только формально-протокольные возможности, оставляя от богатейшего дипломатического арсенала убогий минимум средств и перспективу дальнейшего развития ситуации длиной всего лишь в недели или месяцы.

Между тем вопрос Карабаха не менее сложен, чем проблема статуса Иерусалима. А конфликт в Абхазской провинции по своей многоплановости превосходит Ольстер и Приднестровье вместе взятые. Россия же, в стремлении сохранить имперское влияние в Закавказье, упорно продолжает строить свою внешнюю политику, рассчитывая на «сиюминутность тактических побед» и не желая понимать, что тем самым теряет, в стратегическом смысле, политико-историческую перспективу.

В политике, и особенно в международной политике, крайне опасно пересекать черту между рациональным благоразумием и безудержным авантюризмом. Россия, кажется, эту черту готова перейти…

Послесловие

В столь небольшой статье, как бы не оценивал её достоинства или недостатки читатель, невозможно объять такую многопластовую и значимую тему, как судьба двух народов, история их взаимоотношений…

Читателю, пожелавшему углубить свои знания и вплотную подойти к пониманию феномена «Грузия-Россия», рекомендую уникальный труд: Кн. А.Сумбатов «В МОЩНЫХ ОБЪЯТИЯХ» (общие очертания 117 лет русско-грузинского объединения). Издание Грузинского национального Комитета в Петрограде. Петроград 1919.

Надеюсь также, что книга Сумбатова (Сумбаташвили) внесёт свой вклад в формирование общественного мнения, в котором так нуждается сегодня Россия.

Источник: Грузия Online via DELFI

FacebookTwitterGoogle+LinkedInVKWordPressBlogger PostLiveJournalTumblrTelegramWhatsAppSMSEmailGoogle GmailOutlook.comMail.RuPrintFriendly

Leave a Reply