ЕС vs. РФ

Новая Газета / Нижний Новгород, 12 июля 2007
http://novayagazeta-nn.ru/2007/15/es-vs-rf.html

На днях сотрудники небезызвестного Общества российско-чеченской дружбы получили из Страсбурга Меморандум Российской Федерации по жалобе в Европейский суд, которая касается обвинительного приговора в отношении нижегородского правозащитника Станислава Дмитриевского. Документ оказался показательным — со всех точек зрения.

European Court of Human RightsДля тех, кто не знает, напомним краткую суть дела. В 2004 году, являясь редактором небольшой газеты «Право-защита», Дмитриевский опубликовал два обращения лидеров чеченских сепаратистов — Аслана Масхадова и Ахмеда Закаева. Одно было обращено к Европарламенту, другое — к российскому народу. Авторы призывали к мирному урегулированию вооруженного конфликта в Чечне. Конечно, оба высказывались по поводу путинского режима вообще и лично его создателя в частности в весьма нелестных выражениях. В связи с этим в январе 2006 года Дмитриевский был осужден Советским райсудом Нижнего Новгорода за «разжигание расовой, национальной и социальной вражды» на два года условно. Реальный срок организовать не удалось: слишком много внимания друзья России из таких элитных клубов как Большая Восьмерка, Совет Европы и ОБСЕ уделили этому «локальному» нижегородскому делу. К тому же, Европейский Суд, и так заваленный жалобами из России, принял решение рассмотреть дело «Дмитриевский против России» в приоритетном порядке. Чем вызвал легкую панику в рядах «сатрапов» из числа прокурорских работников.

К 4 мая этого года Россия должна была ответить на ряд простых вопросов:

1. Было ли осуждение Дмитриевского законным с точки зрения внутреннего законодательства и соответствовало ли оно Европейской Конвенции?

2. Преследовало ли осуждение Дмитриевского законные цели?

3. Было ли оно необходимым в демократическом обществе?

4. Соответствует ли судебный процесс над Дмитриевским критериям справедливого судебного разбирательства, предусмотренного Конвенцией?

Российская Федерация в лице ее нового представителя в Европейском Суде госпожи Милинчук за ответом в карман не полезла. Меморандум в ее исполнении начинается следующим образом:

Kreml«Власти Российской Федерации категорически возражают против практики изложения Секретариатом Европейского Суда по правам человека под видом установленных фактов различных агитационных материалов, автором которых является лицо, в отношении которого в Российской Федерации выдвинуты обвинения в совершении ряда тяжких преступлений, и считают недопустимым использование возможностей Суда в целях возбуждения ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе. Именно таким образом российские власти расценивают тиражирование Секретариатом Европейского Суда так называемых «обращений», сделанных от имени А. Закаева и А. Масхадова и ранее опубликованных в газете «Право-защита», возглавлявшейся С.М. Дмитриевским. Власти Российской Федерации настаивают на исключении указанных выше «обращений», приведенных Секретариатом в п.п.1-2 раздела А «Обстоятельства дела», из материалов, подлежащих рассмотрению Европейским Судом по правам человека в связи с жалобой С.М. Дмитриевского».

 

Получается, что российские власти прямо обвиняют Суд в возбуждении «вражды», дословно вторя статье 282 российского Уголовного Кодекса. Видимо, пришла очередь Европы получить свою порцию обвинений в том самом уголовном преступлении, в котором нижегородский суд ранее признал виновным Дмитриевского. Утверждения достаточно экстравагантны для официального меморандума государства-ответчика. Госпожа Милинчук абсолютно безапелляционно нарушает все основы юридической и деловой этики, не стесняя себя открытым неуважением к Суду.

При этом утверждение властей РФ о том, что Секретариат Европейского суда по правам человека «под видом установленных фактов» излагает «различные агитационные материалы», не соответствует действительности. Европейский суд вообще не затрагивал вопроса достоверности фактов, изложенных в опубликованных обращениях. Он лишь констатировал их опубликование. Этот факт не оспаривается ни Российской Федерацией, ни Дмитриевским. Более того, он был установлен российским судом и положен им в основу приговора.

Если даже предположить, что в опубликованных Дмитриевским обращениях действительно усматриваются признаки форм вражды в формулировке статьи 282 Уголовного Кодекса, то их включение в раздел «Изложение фактов» никак не является «тиражированием». Документы, разработанные Секретариатом Суда, носят процессуальный характер. Они предназначены для Суда и сторон судебного процесса, то есть для узкого круга заинтересованных лиц. Если продолжить следовать логике госпожи Милинчук, то с таким же успехом в тиражировании данных обращений можно было бы обвинить и Российскую Федерацию: именно ее органы прокуратуры включили тексты заявлений Масхадова и Закаева в материалы уголовного дела в отношении Дмитриевского. По ходатайству Государственного обвинителя тексты обращений были оглашены в ходе судебных слушаний в Советском районном суде г. Нижнего Новгорода при большом стечении публики и представителей прессы. Более того, государственный обвинитель Маслова читала именно эти тексты с таким вдохновением и выражением, что сорвала аплодисменты публики.

Stanislav DmitrievskiНе менее странной кажется просьба властей Российской Федерации исключить обращения «из материалов, подлежащих рассмотрению Европейским судом по правам человека». Ее можно сравнить с требованием исключить труп из числа доказательств по уголовному делу об убийстве. Если убрать главную улику по уголовному делу в отношении Дмитриевского из материалов Суда, то его рассмотрение в Страсбурге становится невозможным. А ведь на подходе еще одна жалоба, которая касается уже ликвидации ОРЧД как российской организации под предлогом «борьбы с экстремизмом»…

Существует требование закона: организация, член которой признан экстремистом решением суда, обязана публично заявить о несогласии с его деятельностью в пятидневный срок. Иначе она сама будет признана экстремисткой и ликвидирована. Нижегородская прокуратура подала иск о ликвидации ОРЧД. Учредители не отреклись от друга. И в результате получили новый иск с требованием признать уже всю организацию экстремисткой. Нижегородский областной суд тоже не долго сомневался: ОРЧД стали «экстремистами».

Когда в Верховном Суде шло рассмотрение жалобы на решение областного суда ликвидировать организацию, в зале собралось порядка дюжины западных дипломатов, представителей зарубежных правозащитных организаций. Была и небольшая группа российских журналистов, а также тех, кто на себе испытал прелести 58-й статьи УК СССР. Столь громкий характер процесса никак не повлиял на его финал. ОРЧД в России было разгромлено.

Несмотря на все эти тяготы, работа продолжилась и после того, как юридическое лицо ОРЧД «иммигрировало» в соседнюю Финляндию. Но это не стало окончательным решением вопроса. И откровенно истерический характер меморандума России — свидетельство того, что, не имея реальных юридических претензий, они готовы огульно обвинять «Общество» во всех смертных грехах. Конечно, с точки зрения их тактики на изматывание сил ОРЧД и тех, кто нас поддержал, — выбор не случаен.

Вот уже почти два года тянется арбитражный процесс. И хотя налоговой инспекции пришлось отказаться от части своих претензий к ОРЧД, оставшаяся сумма в 500 тысяч рублей все равно подпадает под юрисдикцию статьи 251 УК — «неуплата налогов и иных особо устанавливаемых сборов в крупных размерах». В общем, власти не оставляют попыток возбудить еще одно уголовное дело в отношении Дмитриевского и отправить его «по совокупности» в места не столь отдаленные.

4 июля начался еще один ликвидационный процесс по иску прокуратуры Нижегородской области «по защите неопределенного круга лиц» от влияния газеты «Право-Защита». На этот раз они требуют ликвидировать издание, в котором были перепечатаны заявления Масхадова и Закаева, несмотря на то, что после ликвидации ОРЧД публикация газеты не возобновлялась.

Причина истерики властей Российской Федерации понятна. Как только Европейский Суд признает, что приговор Дмитриевскому вынесен с нарушением Европейской Конвенции, Российская Федерация в соответствии со своим же УПК будет вынуждена его отменить. После этого по принципу домино рассыплются и все остальные дела, в основе которых лежит неправосудный приговор Дмитриевскому.

Оксана Челышева.

FacebookTwitterGoogle+LinkedInVKWordPressBlogger PostLiveJournalTumblrTelegramWhatsAppSMSEmailGoogle GmailOutlook.comMail.RuPrintFriendly

Leave a Reply