Запрещенная память

Даже память о погибшей журналистке опасна для государства

В Петербурге прошла запрещенная властями акция памяти Анны Политковской

7 октября – в Петербурге особый день. В свой день рождения родной город посещает Владимир Путин, который сегодня хоть и не президент, но все равно воспринимается как первое лицо государства. Настолько первое, что в его честь называют проспекты, а политики и деятели искусства соперничают в том, кто первым 7 октября поздравит Владимира Владимировича с очередной датой. Не отстают, разумеется, и руководители северной столицы.

В этом году губернатор Валентина Матвиенко, вероятно, превзошла остальных в оригинальности. Премьеру Путину она «подарила» судопропускной канал на печально знаменитой (по количеству вложенных средств и числу лет стройки) дамбе, или, говоря официально – Комплексе защитных сооружений по защите Петербурга от наводнений. Конечно, подарки «к красному дню календаря» практиковались у нас в стране и прежде. В Советском Союзе всегда стремились перерезать ленточку, открывая новый завод, шахту или Дворец бракосочетаний к особой дате – седьмому ноября или первому мая. Но что-то не помнится, чтобы такого рода события приурочивали ко дню рождения генсека. Что ж, времена меняются…

То, что времена поменялись, было до боли очевидно в том же городе и в тот же день, вечером, в сквере на Троицкой площади. 7 октября – это не только день рождения Владимира Путина, но и день памяти Анны Политковской, убитой два года назад в подъезде собственного дома. По традиции петербуржцы, которые хотят почтить память погибшей журналистки, собираются вечером этого дня на Троицкой площади, в самом сердце Петербурга, у памятника узникам ГУЛАГа, Соловецкого камня. Именно здесь в октябре 2006-го, на следующий день после убийства, собрались несколько сотен петербуржцев. И так продолжается ежегодно. Эта традиция сложилась стихийно. Но то, что свечи в память Анны Политковской зажигают именно здесь, то, что ее имя ставится в один ряд с жертвами политических репрессий, это, надо думать, глубоко символично.

Само собой, что власти города на Неве не разделяют такого рода настроений. И вот уже два года подряд пытаются запретить акцию памяти Анны Политковской. В этом году, как и в прошлом, городские власти Санкт-Петербурга отказали организаторам акции в согласовании публичного мероприятия. Якобы в это время – с 19.00. до 21.00 в сквере на Троицкой площади будут проводиться работы по благоустройству. Перенести «благоустройство» на другое время никак невозможно. Вместо Тройцкой площади, рядом с Петропавловской крепостью в центре Петербурга, Комитет по законности и правопорядку Смольного предложил организаторам акции собраться на далекой городской окраине – в парке имени 50-летия Октября на проспекте Металлистов.

Тем не менее, организаторы акции решили не ломать традицию.

– Несмотря на откровенный цинизм в действиях городских властей, мы всё равно придём в это время и в этот день к Соловецкому камню почтить память Анны Политковской, – сказал лидер Петербургского отделения партии «Яблоко» Максим Резник. – Это не только наше право, но и наш долг перед ней. И он не требует согласования ни с какими комитетами. Всё будет тихо и мирно, как и положено в минуты скорби.

Так оно и было – тихо и мирно. Милиция не вмешивалась в происходящее и не предъявляла претензий к организаторам акции. У властей хватило ума не отдавать приказ разгонять собравшихся на Троицкой площади читателей «Новой газеты». Хотя все было наготове.

Почитателей Анны Политковской встречали многочисленные милицейские пикеты, которые «вели» их уже от ближайшей станции метро «Горьковская». Около самой Троицкой площади стояли две машины ОМОН, где сидели готовые вступить в бой натренированные бойцы, вооруженные всеми средствами подавления инакомыслящих. Никаких «озеленителей» в сквере не было и в помине, лишь одинокая фигура женщины с граблями для проформы маячила вдалеке. По территории вокруг Соловецкого камня прогуливались усиленные наряды милиции и люди в штатском с логотипом ДНД на куртках. Несколько стражей порядка, вооруженных видеокамерами, тщательно фиксировали происходящее, так, чтобы из кадра не ускользнуло ни одно лицо «смутьяна» из числа пришедших почтить Анну Политковскую.

У Соловецкого камня собрались полторы сотни человек. У некоторых на глазах блестели слезы. Одна из таких – Татьяна Мильчевская сказала так.

– Мы пришли всей семьей – я, сын, муж бы тоже пришел, но он сейчас в отъезде. Я, как и многие мои знакомые, воспринимаю Анну Политковскую просто как члена семьи. Как я могу в такой день не плакать? Мне жаль, что в это день здесь собирается не так много народу. И мне стыдно за нашу страну, где по-прежнему актуален страшный сталинский принцип «нет человека – нет проблемы».

А рядом историк Дмитрий Мачинский вполголоса читал стихи Окуджавы.

«Всего на одно лишь мгновенье
Раздвинулись створки ворот,
И вышло мое поколенье
В свой самый последний поход…»

Эти стихи Булата Окуджавы, великого русского поэта грузинского происхождения, который пережил закат оттепели шестидесятых и словно предвидел такую же участь для оттепели девяностых, сегодня воспринимаются особенно актуально. Эти стихи Дмитрий Мачинский хотел прочитать для всех. Но не мог. И читал их, так, чтобы не услышали сексоты из «охранки», ждавшие повода для того, чтобы разогнать нелегальную сходку инакомыслящих…

Так прошел день 7 октября в городе и в стране, где назвать проспект и «подарить» дамбу на день рождения руководителю государства – обычное дело. И где «крамольные» стихи и память о погибшей журналистке-правозащитнице кажутся подозрительными, вредными и опасными для государства.

Николай Донсков,
«Новая газета»,
Санкт-Петербург
08.10.2008

FacebookTwitterGoogle+LinkedInVKWordPressBlogger PostLiveJournalTumblrTelegramWhatsAppSMSEmailGoogle GmailOutlook.comMail.RuPrintFriendly

Leave a Reply