Кто в очереди за активами ЮКОСа?

Кто в очереди за активами ЮКОСа?
Григорий Пасько, 09.03.2007
http://www.robertamsterdam.com/2007/03/grigory_pasko_whos_lining_up_f.htm

Когда российский президент Владимир Путин был в Мюнхене на конференции по безопасности, последней его встречей была встреча с президентом Allianz Михаэлем Дикманном. Официально это сообщалось так: “Что касается встречи Путина с президентом компании Allianz, то на ней речь пойдет о бизнес-партнерстве России и Германии”.

Отметим: не со всяким президентом и не всякой компании встречается и тайно беседует российский президент. Чем же так привлекателен российской стороне немецкий Allianz?

Известно, что корпорация Allianz – это международная финансовая компания, которая работает в сферах страхования, банковской деятельности и управления активами. (В общей сложности у компании более 60 миллионов клиентов в 70 странах мира). В 2005 году в европейских странах работало 85% сотрудников Allianz, а операционная прибыль компании в Европе составила приблизительно 5,5 миллиардов евро. По итогам 9 месяцев 2006 года чистая прибыль компании составила 1,59 миллиарда евро.

Allianz считает российский рынок одним из самых перспективных и приоритетных. В 1990 году компания Ост-Вест Альянс стала одним из первых иностранных страховщиков, вышедших на российский рынок и получивших лицензии на осуществление страховой деятельности.

Недавно в прессе сообщалось, что дела у Allianz идут не лучшим образом: “камень на шее” компании — это Dresdner Bank, который достался Allianz три года назад за $20 млрд. Решение о покупке банка принимал еще прежний президент Allianz Group, а исправлять ошибки предшественника приходится нынешнему президенту Allianz Дикманну — ветерану страхового рынка, возглавившему холдинг 29 апреля 2003 года.

На российском пространстве Dresdner Bank, точнее, его подразделение – инвестиционный банк “Dresdner Kleinwort Wasserstein”, известен своим участием в оценке акций компании “Юганскнефтегаз”. В декабре 2004 года “Байкалфинансгрупп”, никому не известная ранее компания с уставным капиталом в 300 долларов США, выиграла “Юганскнефтегаз” по неоспаривавшейся ставке в 9.35 млрд. долларов США. В то время “Юганскнефтегаз” был оценен банком “Dresdner Kleinwort Wasserstein” в сумму от 14,7 до 17, 3 млрд. долларов США. Позже стало известно, что государственная компания “Роснефть” выкупила у неведомых акционеров “Байкалфинансгруп” 100-процентный пакет акций, став, таким образом, владельцем основного добывающего предприятия “ЮКОСа”.

Накануне той сделки в письме своего адвоката Роберта Амстердама, адресованном Dresdner Bank, слово взял и Михаил Ходорковский. “Я призываю вас соблюсти этические стандарты в экономике и не принимать в этом участие”, – писал Ходорковский главе банка Герберту Вальтеру, главе Dresdner Kleinwort Штефану Йенчу и главе Allianz Михаэлю Дикманну.

Письмо, как я понимаю, было оставлено без ответа.

Что еще известно общественности о немецком банке и его роли в российской экономике? Главный координатор “Dresdner Bank” по России Маттиас Варниг (Matthias Warnig) получил руководящую должность в масштабном проекте по строительству германо-российского балтийского газопровода. Это стало новой демонстрацией близких взаимоотношений этого банка с российским государственным газовым гигантом ОАО “Газпром”. Аналитики утверждали, что Варниг, скорее всего, сохранит свой официальный пост в “Dresdner Bank”, однако большую часть времени будет посвящать Северо-Европейскому газопроводу. “Газпрому” , как известно, принадлежит 51 процент акций проекта трубопровода; остальное делят между собой немецкие компании E.On AG и BASF AG. Первая фаза строительства должна быть завершена в 2010 году.

Известно также, что “Dresdner Bank” поддерживает тесные отношения с “Газпромом” с 90-х годов. (“Газпром”, как писали некоторые СМИ, тоже реальный участник предстоящей распродажи активов ЮКОСа).

Газеты писали также о том, что Варниг поддерживал личные взаимоотношения с российским президентом Владимиром Путиным. “The Wall Street Journal” сообщала, что, по словам бывших коллег, Варниг и Путин познакомились в конце 80-х годов в Дрездене, когда Варниг был офицером восточногерманской тайной полиции “Штази”, а Путин – офицером советского КГБ, командированным в Германию.

Таким образом, мы видим, что повод для мюнхенской встречи Путина и руководителей немецкого “Альянса” был. Можно даже предположить, что так или иначе разговор шел и о возможном участии “Альянса” через “Дрезнер Банк” в покупке активов ЮКОСа.

О роли некоторых западных банков в российской экономике писала в 2004 году “The Financial Times” : “Западные банки принимают прямое участие в явной попытке ренационализации российской нефтяной индустрии посредством “Газпрома”. Банк “Dresdner Kleinwort Wasserstein” был использован для оценки рыночной капитализации “Юганскнефтегаза” перед его выставлением на аукцион и вместе с “Deutsche Bank” и другими банками обеспечивает предоставление “Газпрому” для финансирования его заявки синдицированного займа в размере 10 млрд. евро. Со своей стороны, “Deutsche Bank” также рекомендовал “Газпрому” приобрести “Юганскнефтегаз”. Газета, помнится, ставила такой вопрос: “Достаточно ли “Deutsche Bank” отдает себе отчет в том, какой риск это может повлечь для его репутации?”

Говорить о репутации можно, наверное, с порядочными людьми и структурами. Предстоящая распродажа активов ЮКОСА покажет, кто является порядочным, а у кого свое представление о репутации.

В России, например, все, кто был причастен к разгрому ЮКОСа, так или иначе, получают повышение. Недавно министром обороны стал бывший руководитель Федеральной налоговой службы Анатолий Сердюков. Самым известным его достижением стало “дело ЮКОСа”: при Сердюкове налоговое ведомство предъявило рекордные иски ЮКОСу. Известен такой случай. В 2005 году Сердюков доложил Путину, что за первое полугодие 2005 года налоговое ведомство собрало налогов на общую сумму 1 трлн 317 млрд рублей, а это на 22% больше, чем планировалось. Сердюков честно назвал две главные причины перевыполнения плана. На 50% – это эффект роста цен на нефть и на 50% – некий чисто российский феномен, названный Сердюковым “эффектом “ЮКОСа”. “После проверки “ЮКОСа” практически все нефтяные компании уточнили свои цифры по уплате налогов и стали платить достаточно большие суммы”, – разъяснил тогда Сердюков. Теперь видно, что разъяснение двухлетней давности было весьма убедительным.

Из истории продаж

1997 год. Продажа 40% акций Тюменской нефтяной компании. По условиям конкупса покупатель бумаг должен был заплатить сверху 88 млн. долларов, если он не владеет определенными 16 патентами. Принадлежали они “Альфа-групп”, которая и стала побеителем.

2002 год. Продажа 74, 95% акций “Славнефти”. К аукциону допущено 7 компаний, 6 из которых связаны с ТНК-ВР или “Сибнефтью”. Они на паритетных началах и купили “Славнефть”.

2004 год. Продажа 7, 59% акций “Лукойла”. Допущены к торгам 3 претендента. Некий “Спрингз Холдингз” предложил сразу 54 млн. долларов (против 6 млн. одного из конкурентов), и торг прекратился. Потом выяснилось, что “Спрингз Холдингз” аффилирован с американской ConocoPhillips – ранее президент Путин говорил, что знает о планах американцев вкладывать в Россию и приветствует эти планы.

Нетрудно предположить, что активы ЮКОСа ( а это – примерно 22 млрд долларов) будут распроданы по схожим схемам: с подставными компаниями, неизвестными лицами, при странных условиях… Собственно, может ли изначально нечестное дело завершиться чем-либо честным?

Риторический вопрос.

.

FacebookTwitterGoogle+LinkedInVKWordPressBlogger PostLiveJournalTumblrTelegramWhatsAppSMSEmailGoogle GmailOutlook.comMail.RuPrintFriendly

Leave a Reply