Что искали в НИЦ «Мемориал»?

В полдень 4 декабря, как раз в те минуты, когда по телевидению началось широко разрекламированное общение Владимира Путина с народом, к Научно Исследовательскому Центру «Мемориал» Санкт-Петербурга подъехала белая машина марки «Газель». Из нее выскочили семь человек, вооруженных дубинками и в черных масках. Ворвавшись в офис, они объявили сотрудникам Центра об обыске их помещения и сразу же обрезали стационарные телефоны. При этом, следователь отказался предоставить свое удостоверение, а Постановление о производстве обыска представляло из себя простую бумажку, распечатанную на принтере, без печати и подписи прокурора города.

Руководитель группы представился следователем прокуратуры Санкт-Петербурга Калгановым Михаилом. Репутация «душителя оппозиции» в городе у него давняя – он заключил под стражу Максима Резника (лидера петербургского «Яблока»), он же нередко препятствует работе СМИ, разгоняя журналистов, делающих репортажи.

Необходимых при обыске понятых, следователь привез с собой. Когда сотрудники НИЦ «Мемориал» хотели сообщить об обыске своим коллегам и вызвать адвокатов, следователь грубо воспрепятствовал этому, заявив, что иначе отберет у женщин мобильные телефоны. Вызванный к месту события участковый милиционер, тоже не был допущен в офис Научного Центра. Одна сотрудница все же смогла незаметно позвонить директору НИЦ «Мемориал» Ирине Флиге, которая в это время была в Москве, и коротко сообщить: «Обыск».

В начале обыска одна сотрудница НИЦ пыталась узнать фамилии привезенных следователем понятых, но сам понятой кинулся на нее, схватил за руку, силой пытаясь оттащить ее от протокола обыска. При этом люди в масках никак не реагировали на противоправные действия этого человека. Все время обыска следователь и его помощники вели себя грубо, кричали на сотрудниц, угрожали и ругались, когда те, требовали соблюдения процессуальных норм.

В это время Владимир Путин взахлеб говорил по телевидению о ценностях демократии, о свободе слова и незыблемости курса построения в России демократического общества. Информагентства поминутно цитировали «крылатые фразы» бывшего президента, метящего теперь в национальные лидеры страны. Сообщения о проведении обыска в НИЦ «Мемориал» дали лишь некоторые электронные СМИ, но главным информационным событием оставался тщательно отрежессированный теледиалог Путина.

Менее чем через час у НИЦ начали собираться люди – правозащитники, журналисты, просто друзья «Мемориала». Соучредитель Центра Татьяна Косинова, правозащитник Юлий Рыбаков и тележурналисты ТВЦ пыталась попасть в помещение, но ОМОН силой выставил их за дверь, используя против безоружных людей кулаки и дубинки. Приехавшему на помощь адвокату тоже было отказано присутствовать при обыске. Таким образом, заложниками следователя и его команды в масках оказались три хрупких женщины, которым и пришлось наблюдать работу правоохранителей.

В какой-то момент обыска, одной из сотрудниц удалось выйти в другое помещение и тайком передать через окно копию постановления на обыск.

По версии следствия, обыск проводится в рамках уголовного дела, возбужденного в отношении Андреева А.В. по факту размещения публикации в газете «Новый Петербург», «в которой имеются высказывания, унижающие достоинство человека, либо группы лиц, по признакам национальности, происхождения, возбуждающие национальную ненависть» (цитата из постановления на обыск). Далее указывается, что у следствия по этому делу имеется информация о том, что документы, представляющие интерес по этому делу, могут находиться в НИЦ «Мемориал».

Для того, чтобы понять абсурдность данного предположения, достаточно ознакомиться хоть с одним номером газеты «Новый Петербург», действительно допускающей в своих публикациях экстремистские и националистические выпады. Проще говоря, эта газета всегда считалась главным СМИ националистически настроенной публики. На экстремистские материалы этой газеты не раз обращали внимание правозащитники. Росохранкультура вынесла газете два предупреждения о недопустимости экстремистской деятельности, после чего газета почти на год прекратила свое существование, а главный редактор ее, Николай Андрущенко, оказался под арестом и только недавно был выпущен из следственного изолятора.

И вот теперь, оказывается, что «Мемориал» и пронацистское издание чуть ли не друзья-товарищи, и более того, «Мемориал» каким-то образом может помогать своим идейным противникам. Этот геббельсовский трюк с применением невероятной лжи, в которую завтра же поверят миллионы обывателей, оказался вполне успешным – спустя сутки после обыска, на блогах уже обсуждают связь «Мемориала» с нацистами, уже льются проклятия по адресу Центра, кто-то додумывается уже до того, что «Мемориал» финансирует националистов, пора его закрыть и тому подобное.

На самом деле, конечно, никакой связи у «Мемориала» с такой газетой и быть не может – полярность взглядов на политику и власть современной России до такой степени очевидна, что ни о каких взаимопомощи и сотрудничестве и речи быть не может. Директор НИЦ Ирина Флиге так комментирует домыслы следователей прокуратуры: «Обыск проводится по делу, нам совершенно не известному. С людьми из газеты «Новый Петербург» мы не знакомы ни в каком качестве – ни в качестве друзей, ни в качестве врагов». То же самое подтверждает и гендиректор газеты «Новый Петербург» Алевтина Агеева.

Обыск продолжался почти шесть часов. Никакой связи с сотрудниками, заблокированными в офисе, не было. Люди, ожидавшие окончания процедуры обыска на улице, высказывали разные версии о причине и целях вторжения в «Мемориал», напрочь отрицая официальную версию прокуратуры.

Правозащитник и глава общественной организации “Гражданский контроль” Юрий Вдовин считает, что искать связь НИЦ “Мемориал” с националистами это не причина, а повод для обыска: “Члены организации и их родственники сами жертвы политических репрессий. «Мемориал» собрал огромную базу данных не только на тех, кто был репрессирован в сталинские времена, но и на их палачей. Вот эта информация о палачах кому-то сейчас очень мешает жить…» При этом Юрий Вдовин рассказал реальную историю о том, как в начале перестройки бывшие сотрудники НКВД и КГБ, преследовавшие диссидентов, пытались баллотироваться и в Думу, и в городскую власть Санкт-Петербурга, но их деяния были документально обнародованы именно членами НИЦ «Мемориал».

Председатель РОПО “Солдатские Матери Петербурга” Элла Полякова считает это спланированной акцией властей: «В преддверии 60-тилетия Декларации прав человека, которое состоится 10 декабря, произведена атака на гражданское общество. Цель ее дестабилизировать деятельность правозащитной организации».

Есть версия и о том, что данный обыск – это акция устрашения и поводом для нее послужила просветительская деятельность НИЦ «Мемориал», в рамках которой состоялся показ документального фильма Андрея Некрасова «Бунт. Александр Литвиненко». Премьерный показ, давно известного всему миру фильма, состоялся в России незадолго до обыска – в годовщину гибели Александра Литвиненко , 23 ноября. Петербуржцы смогли посмотреть фильм, собравшись в крохотном помещении НИЦ «Мемориал», т.к. арендовать зал для широкого показа этого фильма в России теперь невозможно. Воспрепятствовать этому показу власть не осмелилась, но спустя время, под шумок публичного и многочасового выступления В.Путина на телевидении, с организацией решили разобраться таким вот способом – устроив обыск, дискредитировав ее в глазах общественности, приписав ей связь с националистами и с одиозным изданием газеты «Новый Петербург».

Обыск закончился, когда уже стемнело. Следователь, понятые и ОМОН в масках покинули помещение через черный вход и быстро уехали на машине с тонированными стеклами. А перед теми, кто дождался конца обыска, предстала картина разорения. Все компьютеры были вскрыты, из них изъяли жесткие диски. Изъят и увезен в неизвестном направление и весь электронный архив «Мемориала», хранящийся на дисках. Так же были вскрыты личные кабинеты сотрудников НИЦ, не присутствовавших во время обыска в офисе. Их письменные столы были раскрыты, изъяты документы, CD и DVD диски, материалы, газетные статьи, книги и почти тысяча визитных карточек одного из сотрудников Центра.

Достаточно бегло просмотреть протокол обыска, чтобы понять с какими процессуальными нарушениями проводилось изъятие материала – не было сделано описи папок и файлов на дисках, поэтому теперь ничто не может помешать загрузить на них какую угодно информацию, либо, наоборот, стереть ценные данные. Заявление о грубых процессуальных нормах тут же было подано следователю, а сам протокол сотрудники НИЦ подписать отказались, т.к. им просто не дали его прочитать.

По сути, организация НИЦ «Мемориал» разорена этим обыском. Изъят драгоценный архив, который собирался в течение двадцати лет – это огромный исторический научный материал о жертвах сталинских репрессий и времен брежневского «застоя», когда преследовали диссидентов.

Вот, что говорит председатель правления Международного общества “Мемориал” Арсений Рогинский: «Особенно возмутителен тот факт, что обыск ведется не только в офисе, а и в той части “Мемориала”, которая занимается историей. Там собраны старые и редкие документы прошлого века, представляющие историческую ценность. Мы выражаем глубокое возмущение и уверены в том, что петербургское отделение общества не занималось противозаконной деятельностью. Подобного рода действия наглядно демонстрируют проблемы свободы и состояние гражданского общества в нашем государстве».

Об этом говорится и в открытом заявлении Международного общества «Мемориал»: «На изъятых дисках – базы данных, содержащие биографические сведения о десятках тысяч жертв сталинских репрессий, собранных «Мемориалом» за двадцать лет, уникальные коллекции фотоматериалов и копийных документов по теме советского террора, результаты поисковых работ по разысканию лагерных кладбищ и расстрельных полигонов на территории бывшего СССР, архив аудиозаписей интервью с бывшими узниками ГУЛАГа.»

Судьба изъятых материалов очень тревожит правозащитников и общественность, т.к. оппозиционерам, квартиры которых подвергались обыскам, давно известна практика прокуратуры – не возвращать изъятые при обысках материалы и ценности, а на запросы с требованием вернуть вещи, следователи отвечают либо молчанием, либо оговорками, что материалы куда-то пропали, и нет возможности их найти.

Конечно, НИЦ «Мемориал» будет добиваться возврата ценнейшего научного архива. Утрата его сравнима с утратой древних библиотек и рукописей, которые могли бы осветить белые пятна истории цивилизации. Похоже, что власть современной России хочет сделать еще одно белое пятно – навсегда скрыть от человечества деяния НКВД-КГБ-ФСБ и переписать историю страны заново. Возврат к восхвалению Сталина в школьных учебниках и провозглашение В.Путина национальным лидером (вождем) – верная тому примета.

Владимир Киверецкий (Vladimir Kiveretsky), 04.12.2008

FacebookTwitterGoogle+LinkedInVKWordPressBlogger PostLiveJournalTumblrTelegramWhatsAppSMSEmailGoogle GmailOutlook.comMail.RuPrintFriendly
2 Comments

Leave a Reply